07 марта

3006
артем долгополов. 56км по юар.

Только четверо мужчин-бегунов в России начиная с 1970 года обладают медалями ультрамарафона Two Oceans. Артем Долгополов — один из них.

Боялся опоздать в аэропорт. Нервничал, что багаж могут потерять, а в сумке марафонки, в которых специально набегал 200 км. А вдруг задержка рейса, а на пересадку в Дубаи у меня всего полтора часа?! Рейс в Кейптаун всего один в сутки, и тогда физически не успеваю к старту. В Домодедово приехал очень загодя. С собой только ручная кладь. Вообще-то собирался прилететь в Южную Африку и успеть акклиматизироваться. Но визу выдали на два дня позже: билеты пришлось оперативно менять. В доброжелательном, судя по комментариям на Foursquare, посольстве никто ничего не объяснял. По слухам, меняли посла, предыдущий пообещал охотнее пускать россиян, но, видимо, не учел политической ситуации. В общем, времени получилось в обрез. Четырнадцатичасовой перелёт, ужин, сон, старт!

Последние сутки перед марафоном обязаны быть углеводными. Ешь до отвала и с большой охотой. До этого заветного дня создал дефицит — посидел исключительно на белковой диете. Откровенно говоря, не уверен, что это правильный алгоритм. Каждый марафонец экспериментирует с питанием самостоятельно, и единого мнения в этом вопросе нет. Всё, что предлагалось в полёте, съедал без остатка. Во время пересадки, как классический российский турист, нашёл завтрак в стиле «всё включено» и постарался съесть больше, чем заплатил. Каждый раз добавлял капсулу магния. Чтобы не получилось как на марафоне в Афинах, когда на 31 километре появились судороги в икроножных мышцах. Не смотря на всю ночь в полёте — поспать себя так и не уговорил. В голове недельные километражи, температура в Кейптауне, разница во времени, перепады высот, солевые таблетки и план по темпу на каждые 10 километров дистанции.

Вот, кстати, и план:

       
  • Первые 10 км — разминочные — 5’30"мин/км
  •    
  • C 10 по 20 км — ускоряюсь до 5’10"мин/км
  •    
  • C 20 по 30 км — темп 4’55″ мин/км
  •    
  • С 30 по 40 км — сбавляю снова до 5’10"мин/км
  •    
  • C 40 по 50 км — бегу расслабленно, в темпе 5’30"мин/км

На последние 6 км заложил средние 6’00″ мин/км: наверняка рельеф, усталость мышц и общее состояние не дадут двигаться быстрее...

По плану выходило, что отметку в классические 42.195 км я должен был пройти примерно через 03:42:00 после старта (это на полчаса быстрее, чем вышло в Афинах), а закончить дистанцию — уложившись в 5 часов! Очень нагло получалось, тем более, что сайт ультрамарафона Two Oceans, при регистрации обещал мне, на основании предыдущего результата, время прохождения в 6 с половиной часов. Отступать от плана не хотелось, тем более, что тренировки показывали, что такой темп мне по силам. На сколько об этом можно было судить, исходя из максимальной тренировки в 37 км.

Старт на 56 км в 6:30 утра. Проснулся в 4 утра, заварил чайную чашку овсяных хлопьев. Съел только половину. Закрепил чип в шнуровках кроссовок. В поясную сумку положил пластыри, солевые таблетки, наушники. В последний момент вытащил бутылку: решил, что смысла в ней нет. Энергетических гелей не взял, тренировался без них, до сих пор не знаю, какие мне подходят, а какие нет. Марафон-экспо, где можно было купить гели, пропустил из-за позднего прилёта. Спустился в лобби отеля, где меня ждала Наташа Шульга (у неё старт в 6 утра, дистанция 21 км). На диванчиках рядом с бананами и водно-солевыми напитками кучковались невысокие, поджарые африканцы. У всех на номерах литеры A и B, значит они стартуют первыми. Я в предпоследнем блоке D.

Наше такси никак не хотело появляться. У входа нас встретил Борис, с сигареткой. Тоже прилетел пробежать ультрамарафон. Правда никогда не бегал 42 км и на тренировках максимум 32 км, но сил оставалось много, поэтому был уверен, что справится. Про сигарету тактично спрашивать не стали. (прим. Борис — соотечественник, который тоже бежал ультрамарафон. Россиян в этом забеге было всего 8 человек. Три женщины-профессионалки вошли в первую десятку. Мужчин было только трое, добежало двое.)

Темно, едем в такси. За пару километров до входа в стартовую зону плотность трафика на дороге уплотнилась до пробки. По всем тротуарам и обочинам сплошным потоком идут бегуны. Решили, что быстрее пешком. Так и получилось. У туалетов длиннющие очереди. Всего две машины для сдачи сумок. По одной на каждую дистанцию. Но у каждой больше 5 человек задерживаться не успевает. Наташа помогла мне прицепить номера, пожелали друг другу удачи и разошлись по своим зонам. Нашёл свободное место на бордюре. Намазал лицо солнцезащитным кремом. Смог уговорить себя съесть только полтора энергетических батончика. Глоток воды, больше решил не пить, чтобы не вставать в очередь.

Впервые замёрз в Африке и надел толстовку. Толстовка, кстати, именно та, в которой я начал регулярно бегать 4 года назад. С длинным горлом и рукавами с прорезями под большие пальцы. В общем-то, она футбольная, не беговая, но я обожаю её, она очень часто меня спасала на холодных утренних тренировках. Через минут 20, когда грянет стартовая пушка, сниму её, аккуратно сложу на бегу и брошу у обочины. Спасибо. С некоторыми вещами в нашей жизни очень тяжело расставаться. Но для меня эта толстовка — символ тех усилий, которые приложил, чтобы попасть сюда. Жертвоприношение, если угодно. Маленькое, но дорогое сердцу.

Считанные минуты до старта. Я в числе 11000 человек, которые решили, что могут покорить дистанцию в 56 километров. Кто-то в очередной раз, кто-то как я, в первый. Гимн Южной Африки, выстрел, все медленно сдвинулись с местаПару километров это не было похоже на бег. Скорее разгон. Потихоньку перестраивался к обочине и смотрел под ноги. Регулярно нужно было перепрыгивать пакеты и тёплые вещи, которые марафонцы скидывали с себя. Вышел на тротуар, здесь заметно посвободнее, и можно встраиваться в рабочий темп. Как-то сразу стало светать. Первая станция с водой уже на 3 км. Вместо стаканчиков или бутылок с водой — пакетики. Надрываешь зубами и выдавливаешь в рот. Как раз хороший глоток. Если хочешь — выхватываешь несколько и берёшь с собой. Зелёный пакетик — вода, синий — энергетик.

Первые 10 километров пролетели незаметно. На минуту дольше, чем планировал. Заморачиваться не стоит, это медленный темп на старте. Слева открылся вид на океан. Между нами и прибрежной полосой — железная дорога. Встречный поезд издал несколько длинных приветливых гудков. Дружно помахали ему в ответ. В одном из домов, в открытом на улицу гараже, музыканты с гитарами. Станции с водой буквально каждые 2 километра. Но я всё равно беру воду с запасом. Один глоток на станции, второй, когда вижу следующую. Пакетики периодически у кого то падают на дорогу. Наступил, лопнул, вымочил правый кроссовок. Лёгкая паника. А если сейчас в мокрых кроссовках ногу натру?! Но обошлось: высохло быстро, не осталось и следа. +23 градуса — температура воздуха.

Догоняю бегуна в эпатажном разноцветном парике. Тяжело дышит, заливается потом. Еле выговаривает: water, water! Отдаю припасённые пакетики. Жадно разрывает их зубами и буквально впивается. Странно, меньше километра назад была станция.

Двадцатый километр, отставание от плана всего 3 минуты. Темпсверяюпо часам adidas micoach smart run. Функцию пульсометра отключил, чтобы ежесекундные замеры не высадили аккумулятор до финиша. GPS работает в режиме «marathon», то есть запрашивает данные о местоположении раз в 5 секунд. Впереди самый яркий участок марафона — Chapmans peak. Именно благодаря ему ультрамарафон Two Oceans считается самым красивым в мире. Дорога стала подкидывать сюрпризы. То вогнутая, то выпуклая. Бежать по наклонной поверхности было неприятно, нагрузка была на грани болевой. Решение нашлось быстро, на обочине всегда ровнее, крупный гравий доставлял заметно меньше неудобств.

Надувная арка. 28 км, половина пути пройдена. Тянет улыбаться, я ведь даже не вспотел толком! Чтобы подтвердить свои мысли, прикасаюсь ко лбу, потом тянусь к лопаткам. Сильно ошибался, как будто из ведра окатили... Улыбчивая девушка протягивает двумя руками ящик. Внутри картошка, по размеру как молодая. Беру несколько картофелин. Боже, как вкусно! Печёная! Съел всю!

Начинается подъём. А у меня по плану темп — 4’55″. Ничего страшного, достаточно гонял себя по рельефам, чтобы сейчас не пасовать. Только сейчас понял, что до этого бежал без усилий, не контролировал дыхание. Самое время. Два коротких выдоха, вдох, два коротких выдоха, вдох. Тени нет, но короткие порывы ветра со стороны индийского океана освежают не хуже глотка воды. Скорость падает, но не критично. Поворачиваем за скалу. После яркого солнечного участка, становится непривычно темно и бросает в холод. Зато спуск. Загудевшие было мышцы начинают успокаиваться. Потрясающие виды! Поднимаю солнцезащитные очки на лоб, чтобы видеть экран телефона и фотографирую на бегу всё, что вижу. Звук щелчка затвора заметно сильно раздражает бегущего рядом и явно подвыдохшегося коренастого европейца. Переключаю в бесшумный режим и решаю ускориться. Трасса снова виляет за скалу.

Так вот что они называют пиком Чапмэна. Лёгкий шок. Был уверен, что предыдущий подъём и был тем самым. Раскаты из нецензурных возгласов. Дорога изгибается налево и примерно километра за три поднимается вверх на сто с лишним метров. Вижу крохотные фигурки счастливчиков, которые уже поднялись. Практически сразу — станция с водой. Чтобы полиэтилен не попал в океан, здесь биоразлагаемые стаканчики. Пара глотков и вперёд.

Какая красивая статуя путешественника на самом краю пика Чапмэна! А, нет, это фотограф! Дальше затяжной спуск километров на 7, вот где отдохну. Тоже не срослось, бёдра прям заныли от напряжения. Вспомнил про марафон Comrades, тоже в Африке. Проходит по одной и той же трассе в 89 км, но каждый год в разных направлениях. Один год — постоянный подъём, на следующий — спуск. Но легко не бывает ни туда, ни обратно...

Надувная красная арка, отметка 42,195 км. На часах 03:46, всего 4 минуты разницы с расчётами. Перед аркой медицинский пункт. Пока приближаюсь, думаю о том, стоит ли воспользоваться. Личный рекорд будет лучше, если пробегу мимо, остановлюсь — немного реанимирую мышцы быстрым массажем. Это действительно помогло: уставшие и нагруженные мышцы передней и задней поверхности бедра как будто выдохнули. Икры трогать не стал, компрессионные гетры, казалось, справлялись прекрасно.

На отметке 44 км в голове крутилась только одна мысль: теперь, если остановишься, ничего страшного, ты уже пробежал классический марафон, теперь можно просто дойти. Посмеивался сам над собой, пока не начался подъём на Constantia Neck. Я ждал его. Темп упал катастрофически. Почему вдруг решил, что 56 км мне по силам?! Это же гигантское расстояние! Каждый следующий километр вытягивает сил, как десять предыдущих! Как же раздражает эта поясная сумка! Зачем взял с собой наушники?! На грани истерики. Остановился. Впереди меня тоже самое сделал бегун с литерой B на номере. Громко выдохнул. Появилось острое желаниие отойти в сторону и сползти по столбу на землю. Резко выдохнул ещё раз. Если добежишь до отметки в 50 км — можешь выкинуть эту сумку, чтобы легче бежалось последние 6 км. Снял и снова надел обручальное кольцо, покрутил. Выдохнул. Поцеловал кольцо и побежал вверх.

Сумку действительно выкинул, вместе с наушниками. Давно уже не слушаю музыку на пробежках. В общем то сумка и не раздражала уже, но обещание есть обещание. Тем более самому себе! Тут же как будто награда — медицинский пункт. К этому времени уже почувствовал два слабых рывка в левой икроножной. Решил перестраховаться и здесь. Вскрикнул, когда массажист начал втирать мазь. Приятно стало припекать и согревать. Не стоит терять время! Практически на бегу натянул компрессионные гетры. Don’t stop to smell the flowers — надпись на плакате. Совершенно согласен! Кажется весь заряд эндорфинов, накопленных за полсотни километров, вдруг резко пошёл в дело! Ты можешь, ты практически сделал это! Как же хорошо! Болельщиков вдоль дороги всё больше, и многие пытаются выговорить моё имя! Артэм, Артэм, Артэм! Расцеловал бы, но тороплюсь!

Всё-таки не зря в последние две недели дал отдых ногам и пробежал всего три тренировки по 12 км. Интересно, как буду чувствовать себя завтра. Наконец-то перестану постоянно пить этот противный жидкий хондроитин, ежедневно глотать лизин, магний, таурин. И как здорово, что благодаря короткой безуглеводной диете, вдруг потерял 3 килограмма. Ну, наверняка, это тоже помогло! Финиш. Последние двести метров по мягкой траве стадиона для регби. Она очень мягкая, после асфальта кажется, что утопаешь в ней по колено. Куда-то ушла усталость, нагруженность мышц. Волонтёр протягивает мне медаль. Она в форме африканского континента. Сжимаю в руке и прижимаю к сердцу. И только, когда почувствовал, как края награды врезаются в ладонь, накатили эмоции...

Сажусь на траву, расшнуровываюсь, проверяю ноги. Ни единой мозоли. Встаю в один рывок. Мышцы спокойны, связки целы, суставы не сигналят. Теперь самое время познакомиться с Кейптауном!

Ярко-зелёная фирменная футболка ультрамарафонца на улице притягивает взгляды. Продавцы сувениров, прежде чем начать торговаться, расспрашивают с каким временем прошёл дистанцию. Мое предварительное время 05:23:20. Из проезжающих мимо машин окликают, чтобы поприветствовать. Сутки отдыха, на следующие, утром, решил проверить, так ли хорошо чувствуют себя ноги, как кажется. 10 км по набережной, на следующий день перед вылетом ещё одна десятка. Как будто и не было ультрамарафона. Значит, был готов, значит, мне по силам и заветная бостонская квалификация!

P.S. Бориса встретил перед отлетом. Он слегка прихрамывал. Он же первым поинтересовался, удачно ли я пробежал. Про себя рассказал, что вроде бы бодро двигался со средним темпом 6’40″ мин/км, но оступился и сошёл с дистанции. Обязательно попробует покорить Two Oceans в следующем году. На сайте марафона след Бориса обрывался на 28 км.

Назад к списку